Творчество без уроков

На мой взгляд, творчество не должно быть специально организованным. Когда мы водим ребенка на занятие рисованием или музыкой в определенные дни к какому-то времени, мы словно ждем от дитя, что именно в этот час его посетит вдохновение. Странно, да? Ведь в этот момент он может быть расстроенным или уставшим, обеспокоенным чем-то, желающим спать, есть, кататься на роликах и т.д. Конечно, скорее всего, педагог сможет увлечь ребенка, который чем-то займётся, и у него даже что-то получится, но этот процесс не будет реализацией истинного желания творить, идущего изнутри. Такие занятия больше похоже на отклик, на согласие, связанное с предложением снаружи: «Порисовать? Почему бы и нет, собственно». Не думаю, что Ван Гог писал именно так.То же самое касается занятий, которые родители дома организовывают для ребенка самостоятельно. Вот мама стелет пеленку на стол, вот достает глину и краски, проговаривая: «Сейчас мы будем лепить». Или танцевать. Или музицировать. Или петь. Когда творчество превращается в организованный урок, значительная часть творческости из него выветривается. Совсем иначе выглядит и переживается процесс, если ребенок запел сам – просто потому что ему хочется, потому что невозможно сдержать своих чувств, потому что радостно и весело, и в слова без песни это не оформляется. Как он не похож в этот момент на того, кто по инструкции старательно выводит: «Ма-мо-му-мэ-ми» и другие прекрасные звуки. Или сравните двух танцующих детей: один затанцевал сам по себе, потому что зазвучала музыка, под которую не устоять, и тело само рождает какие-то движения, оно живет, дышит, а другой ребенок повторяет движения педагога или родителя, или даже ему предложено двигаться спонтанно, но на уроке, куда его привели специально, чтобы он танцевал. Если не верите мне, просто посмотрите сами – вы увидите разницу. Но как же быть, спросите вы, если ребенок сам не проявляет активности. Вот пока не приведешь его на урок – не танцует. Пока не разложишь все на столе и не скажешь, что сейчас рисуем улитку – карандаша не возьмет в руки. Что же тогда делать? Мой ответ: отстать от ребенка. Я думаю, что лучше всего сделать именно так по двум причинам. Во-первых, ваш ребенок совершенно не обязан творить. По крайней мере, тем способом, которым вам бы хотелось. Он никому не должен непременно рисовать, лепить или петь. Очень жаль, конечно, что он не оправдывает ваших надежд (и я верю, что вы желаете от него чего-то, искренне переживая это как заботу о нем самом), но это так, и вам остается на этот счет лишь погрустить (ну, или сначала позлиться).Во-вторых, до тех пор, пока вы пытаетесь мотивировать ребенка снаружи, мотивация изнутри не проклюнется – мы так устроены. Хотите, чтобы человек чего-то захотел сам – оставьте его в покое. Совершенно не обязательно, что он именно этого и захочет в результате, но так хотя бы шанс появляется. Постоянно предлагая ребенку творить, вы лишаете его возможности прикоснуться к своим желаниям и нащупать среди них что-то. Все равно что неизменно предлагать ребенку поесть, не дав ему шанса проголодаться. Со временем ребенок просто разучивается ощущать свой голод за ненадобностью – зачем прислушиваться к своим потребностям, если они не играют роли. Больше скажу: чем больше проходит времени, тем меньше у такого человека возможности вообще смочь понять и ответить себе на вопрос: «Хочу ли я сейчас есть?». Потому что именно на свои желания он не ориентировался никогда. Его приучили ориентироваться на время, в которое положено принимать пищу. На других людей, которые ему эту пищу предлагают. На фактор наличия или отсутствия пищи и т.д. Ровно так же «работают» уроки творчества для ребенка, который еще не научился обнаруживать свои желания и опираться на них. И только тогда, когда малыш немного подрос, вырастил способность разбираться в своих желаниях, обнаружил среди них что-то конкретное и особенное (сильную страсть к игре на барабанах или непреодолимую тягу к чтению стихов перед публикой) – вот тогда можно помочь ему организованными уроками, откликнувшись тем самым на его (а не свой) интерес, на его ясно озвученную просьбу. Здесь может появиться волшебный и чуткий педагог, который бережно поддержит увлечение ребенка и, не ограничивая его свободы, поможет освоить всё необходимое для реализации себя в этой сфере. Ну и, конечно, никогда не следует детей заставлять заниматься творчеством. Ничего, кроме неприятных воспоминаний и основы для развития невроза, это ребенку не даст. Все мы знаем грустные истории о людях, закончивших музыкальную школу и никогда больше не прикасавшихся к пианино (мне даже знакома девушка, которая отпраздновала получение диплома сожжением инструмента). Но вдумайтесь: если взять детей, которых никто никогда не учил, не заставлял и не уговаривал, поместить их в одну комнату с пианино, что будет? Конечно, вы видели это миллион раз – их не оторвать от магического предмета, издающего такие разные звуки. И это прекрасно, этому чудесному процессу не стоит мешать никакой организованностью и обучением.На самом деле я призываю всех переживающих родителей присмотреться. Пока вы тревожно подыскиваете репетитора, пока придумываете, как и что сегодня вместе порисовать, ваш ребенок творит – держу пари, вы просто не замечаете. Его творчество в том, как он сложил ложкой башню из каши, пока вы были озабочены тем, чтобы он ел, а не играл с едой. Его творчество – в вашем рабочем блокноте, где он начеркал вашей же ручкой (вы не знаете, что это, например, летит самолет или бежит тигр). А еще он довольно странно шел из сада вчера – вы просили его идти нормально, но именно в этот момент он играл роль индейца. И когда он оставил после себя лужи в ванной – там шел кукольный спектакль о покорении морей или готовился торт (из воды, да, вы не умеете? моя дочь может вас научить). Приглядитесь – ничего организовывать не нужно, там всё уже есть.

Развернуть статью  ↑  ↓

Игры дошколят

Всем родителям, безусловно, хочется, чтобы их ребенок был умным и сообразительным. Кто-то покупает им с младых ногтей развивающие игрушки, кто-то стимулирует правильные полезные игры. Через игры малыш учится жить: строит бытовые ситуации, испытывает те или иные эмоции, решает логические задачки. Об особенностях детских игр с 3 до 6 лет «Слову маме» рассказала детский психолог Елена Букина.

Светлана Гребенникова

7776

- Самый благодатный возраст для развития талантов у ребенка - с 3 до 6 лет. Обучение, как правило, гораздо эффективней через игру. Почему?

- Игра - это тот самый язык, на котором говорят все дети. Известно, что развитие и обучение легче и гораздо эффективнее происходит в процессе игры. Более того, в настоящее время большую популярность завоевала игровая терапия, Это направление в психологии, основанное на свободной игре ребенка. Современные дети почти разучились играть. А те дети, которые умеют играть, легче переживают различные стрессы. Ведь в игре (как в разговоре у взрослых) они могут выразить все то, что их пугает, волнует, злит, раздражает, радует и т.д. Возможно, что в период с трех до шести лет у ребенка проявится какой-то талант. Но это может произойти и позже, после шести-семи-восьми лет. Каждый ребенок растет с своей скоростью. И если чей-то ребенок в 5 лет увлеченно танцует, а ваш нет, не переживайте. Всему свое время. Тут гораздо ценнее то, чтобы ребенок САМ выбрал для себя интересное направление, а не мамина мечта играть на фортепиано взяла вверх. Ведущая деятельность у дошкольников - это игровая и исследование окружающего мира.

- С 3 лет ребенок начинает осознавать свой пол, исходя из этого и стоит теперь выбирать ему игрушки. Как они теперь будут дифференцироваться?

- Ближе к трем годам ребенок отождествляет себя с определенным полом. Все больше признаков мужчины и женщины у него в копилке знаний. Часто это внешние признаки -длинные волосы у женщины, брюки у мужчины. Именно в этом возрасте случаются казусы. Например, когда мама переодевается из джинсов в платье, распускает свой хвостик и ребенок с удивлением обнаруживает, что его мама - красивая девушка. Тем не менее, выбор игрушек - всегда индивидуален. Мальчики могут пробовать играть в куклы и коляски. Девочки могут интересоваться машинами. Самое главное - не напугать ребенка страшилками, что мол, если ты, мальчик, будешь играть в куклы, то превратишься в девочку. Слова взрослых воспринимаются слишком серьезно. И подобными запугиваниями ранимого ребенка можно довести до нервного тика.

7777

- Какие игрушки способствуют двигательной активности?

- Игрушки для двигательной активности. Дети от трех до шести лет - самые подвижные и активные. Не оставляйте детей без присмотра! Показывайте им безопасные способы игр с мячом, веревочками, резиночками. Игру с воздушным змеем. Очень интересны спортивные игры – это соревнования для выносливых и активных детишек. В этом возрасте многие дети осваивают шведскую стенку: им нравится лазить, висеть, спрыгивать откуда-то.


- Какие развивают умственные способности ребенка?

- Игрушки для умственной деятельности – это различные паззлы (выбирайте большое количество деталей). Хороши кубики с картинками (сюжетная картинка из кубиков и картина-целое). Поиграть в математика помогут цветные счетные палочки Кюизенера. В данном возрасте детей хорошо развивают различные мозаики или же варианты игр с геометрическими фигурами - "Сложи узор". Очень полезны игры, которые включают работу мелкой моторики – создание украшений из бусин, аппликации, лепка из пластилина, теста, глины.

- Что чаще всего выбирает сам ребенок? Насколько его выбор разнится с выбором родителей?

- В магазине довольно часто возникают комичные ситуации, когда выбор ребенка и родителей не совпадает. И чтобы покупка новой игрушки была радостью, попробуйте предварительно дома определиться, что это будет - машинка или робот, кукла или набор доктора. Хотя это и есть самое сложно. Ведь дети хотят все и сразу. Ну, или почти все. Каждый год накануне дня рождения сына я беру его в магазин и заранее договариваюсь о том, что сегодня мы выбираем. Просто СМОТРИМ. Игрушки можно брать в руки, рассматривать, долго-долго ходить по магазину и самые лучшие фотографировать на телефон. После домашнего просмотра и бурного обсуждения выбрать гораздо легче.

7778


- Большое значение в этом возрасте придается сюжетным играм. Почему? Какие это игры?

- В возрасте от 3 до 6 лет большое значение придается сюжетным и ролевым играм, например, «Дочки-матери». В сюжетной игре дети учатся моделировать ситуацию. С помощью ролевых игр ребенок может попробовать себя в роли смелого полицейского, отважного врача, умного учителя, сильного дракона, злой ведьмы, опасного преступника и т.д. Дети учатся смелости и самостоятельности. Учатся стоить отношения. В этот период идет накопление коммуникативного опыта - из семьи (общение каждого из родителей с ребенком, общением родителей между собой, общение других близких взрослых), а также строятся модели общения в садике, на улице, в кружках и секциях.

Развернуть статью  ↑  ↓

Детский массаж - шаги к развитию

Педиатры советуют до года пройти три курса массажа. Но не все мамы понимают, зачем. Особенно если кто-то из них «начитался» и выучил приемы по youtube, то обращаться к специалисту не видят смысла. О необходимости профессионального детского массажа рассказывает Ирина Базарова, детский массажист клиники «Медгард» в Самаре.

Светлана Гребенникова

ПОЛЕЗНОЕ С ПРИЯТНЫМ

7771

Массаж – это эффективный способ укрепить здоровье ребенка, которое нужно беречь с рождения. Родители даже абсолютно здорового малыша не должны отказываться от плановых курсов массажа, ведь именно он дает толчок к развитию ребенка. Благодаря нему правильно формируется опорно-двигательный аппарат, мышечный каркас, головной мозг, моторика ребенка… Начните заниматься с новорожденным гимнастикой и массажем и вы увидите, насколько быстро ребенок начнет переворачиваться, ползать, сидеть.

Польза от детского массажа колоссальная! Он укрепляет иммунитет, улучшает кровообращение, нормализует обмен веществ в организме и нервные процессы.

Одна из основных задач детского массажа – снимать повышенный тонус мышц в ножках и ручках, но и если тонус пониженный, то и в этом случае поможет массаж. И конечно же, детский массаж делается по показаниям педиатра. Он показан при рахите, различных патологиях – деформации ножек, шеи, бронхите и пневмонии.

Но самое главное – массаж доставляет огромное удовольствие любому малышу. Во время сеансов массажа малыш познает свое тело, а тактильные ощущения позволяют ему изучать мир. Есть мнение, что массаж в грудничковом возрасте лучше делать маме, ведь ее прикосновения особенно нужны, приятны ребенку. Однако лучше если все-таки массаж будет профессиональным и делать его будет опытный специалист.

ВСЕ ПО РАСПИСАНИЮ

7772

До года делается три курса массажа: первый – в 3 месяца, когда мышцы у ребенка только-только появляются, следующие – в 6 и в 9 месяцев. В 3 месяца у детей чаще всего наблюдается гипертонус мышц ножек и ручек, поэтому массаж первым делом должен расслаблять их. Кроме того, в 3 месяца необходимо начинать подготовку ребенка к поворотам со спинки в одну и другую стороны. Кстати с животика на спину малыш будет поворачиваться, по правилам, только к 8 месяцам. Все остальные поворотики принято считать «одноразовыми», случайными, когда просто перевешивает голова. Не все мамы знают, что правильно, это когда он сначала учится садиться, а потом только переворачиваться на спинку.

Далее необходимо начинать укреплять мускулатуру конечностей малыша, делать массаж ладошек и пяточек (рисование «восьмерки»). И тогда к 6 месяцу ребенок сможет самостоятельно переворачиваться, а особо активные уже будут ползать и сидеть. Поэтому второй курс массажа должен делать акцент на мышцы спины и пресса. Прорабатываются также мышцы ног для стимулирования ползания.

Третий курс массажа направлен по большей части на ножки, потому что ребенок уже пробует ходить – вдоль бортика, вдоль кроватки, с поддержкой мамы. Как только малыш пошел, возрастает нагрузка на ноги, поэтому массаж необходим.

Детский массаж делается и после, в 12 месяцев и в 1,5-2 года, естественно, по желанию. Его можно делать сидя и в игровой форме. Упражнения полезны для развития координации движения и как профилактика плоскостопия.

НАЖИМ ПО-ДЕТСКИ

7773

Детский массаж отличается от взрослого, но скорее не приемами, а интенсивностью нажима. Приемы же все известные – поглаживание, растирание, разминание. Основным приемом является поглаживание, собственно, деткам в 3месяца массаж делается только так. В последующие курсы можно будет уже включать и все остальные. Поглаживание производится ладонью, легко и плавно, оно подготавливает мышцы, расслабляет их. Растирание же разогревает мышцы, улучшает кровообращение, нормализует мышечный тонус. Еще глубже воздействие при разминании, хотя нажим должен быть все равно несильным, «детским». А вот вибрации и похлопывания делать ребенку до года не стоит. Максимум можно производить поколачивание двумя пальцами. Особенно это полезно при бронхитах и пневмонии у детей, однако, делается только в лежачем положении, чтобы мокрота не спустилась из бронхов в легкие. Необходимо с осторожностью делать и массаж животика. Его массируют недолго по времени, только верхний слой вокруг пупка, не затрагивая область печени.

7774

Делать массаж 0+ стоит не больше 20-30 минут, с условием, что ребенку нравится. Лучше, если процедуры проходят ежедневно, но можно проводить их и через день. Если ребенок гипотонусный, то лучше делать в первой половине дня, остальным - не принципиально.И конечно же, делайте массаж только если ребенок хорошо себя чувствует!

7775

Развернуть статью  ↑  ↓

Я художник, я вижу так

Учась в институте, я проходила однажды практику в общеобразовательных школах. Нужно было проводить тренинги для старшеклассников. Подростки любят изучать себя, особенно в отношениях, и обычно довольно охотно выполняют предложенные им для этого упражнения. Одно из таких – «Куст роз», его автором является Вайолет Оклендер. В оригинале следует попросить ребенка представить себя кустом роз, но можно даже не ходить далеко, а предложить закрыть глаза и нарисовать в своем воображении розовый куст. Попробуйте сделать это сами прямо сейчас. Представьте его. Рассмотрите внимательно, не торопитесь. А теперь нарисуйте или просто опишите. Какой он? Есть ли на нем цветы? Бутоны или распустившиеся розы? Присутствуют ли шипы? Много? Этот куст густой или жидкий? Пышный или не очень? Высокий или низкий? Сколько в нем роз? Они устремлены к солнцу или, скорее, немного завяли? Как выглядят стебли и листья? Где растет этот куст? Есть ли у него корни, и если есть, то какие? И т.д. Запомните, как вы описываете розовый куст. А потом попробуйте предложить кому-то еще сделать то же самое. Вы услышите историю про совсем иной куст. Может быть, он будет чем-то похож на ваш, а возможно, они будут схожи лишь отдаленно.

«Мы разные. Мы все представляем разные розовые кусты. Я говорю вам одни и те же слова: «куст роз», но каждый из вас видит его по-разному. Нет в мире двух людей, которые нафантазировали бы идентичные цветы. А ведь это только розовый куст – ничего сложно. Кроме него, есть еще абстрактные понятия. Такие как любовь, свобода, одиночество, равноправие и т.д. Их нельзя ни увидеть, ни потрогать – только как-то пережить, как-то отнестись к ним. И в этих переживаниях, в этих отношениях мы все отличаемся друг от друга», - так я говорила подросткам после того, как они описали друг другу свои кусты роз.

Мы живем в одном и том же мире, но видим его по-разному. Творчество – это способ показать другим, как я вижу мир. Это не попытка показать сам мир в его объективности, точности и правдивости. Творческий продукт – это проекция, это отражение моего видения, моей фантазии, моего воображения, моего восприятия, моего мышления, моих переживаний. Я вижу куст роз, я воспринимаю его зрительно, вдыхаю его запах, осязаю его – я делаю это по-своему, мое восприятие отличается от твоего. Затем я перевариваю этот образ, обрабатываю его. Тоже не так, как ты. Я каким-то образом отношусь к нему, нечто чувствую, что-то думаю, умозаключаю. Образ розового куста может рождать у меня какие-то воспоминания или новые образы, настроения. И, если я захочу показать миру, что для меня означает розовый куст, мой творческий продукт совершенно точно не совпадет с твоим представлением о кусте роз. Это нормально, по-другому и быть не может.

Люди с выраженными творческими способностями и вовсе обладают возможностью смотреть на многие вещи иначе. Художник видит порой в привычном нам предмете или явлении нечто такое, что далеко не каждый разглядел бы. И отображает это таким способом, который у некоторых может вызвать удивление, недоумение, непонимание. Вспомните работы Казимира Малевича, Пабло Пикассо, Сальвадора Дали. И еще – своего ребенка. Порой то, что он рисует, мало напоминает нам розовый куст, правда? Но малыш утверждает, что вот эта загогулина с вот таким крючком и еще тремя точками – не что иное как роза. Он так ее видит сейчас. Так демонстрирует свое видение.

Лучшее, что мы можем сделать, когда видим непонятный нам творческий продукт – отнестись с уважением. Да, нам совершенно не близок такой способ восприятия и воспроизведения, но это ведь и не наше творчество. Это творчество того, кто устроен иначе. Я предлагаю никогда не судить о готовом произведении с точки зрения того, является ли для меня изображенное похожим на то, как лично я вижу этот предмет или явление. Худшее, что мы можем сделать для развития творческих способностей ребенка – начать подгонять его видение под своё (как будто оно является более правильным, правдивым, приближенным к реальности и т.д.). Грубовато звучит, но вас ведь действительно никто не спрашивает, похоже это на то, как вы воспринимаете мир или нет. А если и спрашивает, значит вы уже постарались внести в творческий процесс ребенка такой критерий оценки.

В творчестве не так важно, насколько объективно и правдиво я отображаю реальность (да и существуют ли эти объективность и правдивость?). Важно то, насколько мне удается показать свое личное видение этой реальности. Этим и прекрасно творчество само по себе. Момент встречи с великим произведением искусства, с рисунком вашего ребенка – это всегда момент встречи с автором. Это точка, где встречаются двое. Один приоткрывает завесу того, как он устроен, другой – испытывает в связи с этим какие-либо переживание. Иногда это вдохновляет, безумно трогает, завораживает. Иногда злит, обижает, удивляет, обескураживает. Иногда веселит, забавляет, радует. Иногда пугает, вызывает зависть или чувство вины. Ваша реакция – это уже про вашу индивидуальность. Про то, как именно вы проявляетесь при встрече с видением мира художника. 

Во встрече с продуктом творчества всегда есть возможность диалога, и существует она как раз потому, что мы разные. Не имея отличий в восприятии мира, мы не могли бы встретиться, разглядеть друг друга, между нами не было бы границы, на которой возможна встреча. Искусства просто не существовало бы. Был бы совершенно одинаковый для всех мир, идентичные кусты роз, и не было бы никакого смысла творить, контактировать и встречаться.

Когда вы знакомитесь с творчеством своего ребенка, не спешите судить. Не думайте о том, насколько это приближено к (вашей) реальности. Просто взгляните. Попытайтесь понять, пережить, прочувствовать. Вот именно так куст роз видит ваше дитя. Он так живет. Кто сказал, что ваше видение более верное? Вы ведь не думаете, что знаете истину о розовом кусте или чем-то еще? Можете ли вы точно сказать, что предметы и явления устроены именно так, как вы видите, слышите, думаете, считаете, полагаете? Попробуйте отнестись к творческому продукту вашего ребенка как к способу подглядеть за тем, как он видит мир. Как вам это? Что вы чувствуете, глядя на этот рисунок (аппликацию, коллаж и т.д.)? Перед вами открывается возможность встречи с вашим ребенком, не торопитесь.       

Развернуть статью  ↑  ↓

О подходе Джулии Кэмерон

Продолжаю рассказывать о различных подходах к детскому творчеству. Сегодня - немного Джулии Кэмерон. Она известна книгами о реализации творческих способностей детей и взрослых, хотя является автором также стихов, пьес и телевизионных сценариев. Джулия убеждена, что «Художник есть в каждом» - именно так и называется одна из ее книг, в которой представлены советы по воспитанию творческого ребенка.

Творчество, по Джулии Кэмерон, - это умение сделать что-то из ничего. Эту фразу Джулия регулярно повторяет на страницах своих книг, добавляя также, что умение это присуще каждому. Достаточно только оставить ребенка в покое – и вот он уже делает что-то из ничего. Творчество не требует специальных навыков, специального реквизита: ребенок способен разыграть кукольное представление при помощи ложек, кастрюль и салфеток. Джулия предлагает не вмешиваться и поощрять способность к воображению. Более того, лучше даже подсесть рядом и начать играть вместе: «Все, кого воспитывали как творческую личность, высказывают одну мысль: их родители получали удовольствие от детского веселья».

Джулия видит воспитание творчества как некий баланс между заботой о ребенке и предоставлении ему свободы. В детском расписании должно быть время для выполнения инструкций и просьб, но еще и время для незапланированных занятий – личное, свободное время – то самое, в которое ему станет скучно, и когда из ничего будет создано что-то. Вокруг ребенка должна быть структура, помогающая ему поддержать порядок, но должно остаться место для беспорядка – то самое, в котором возможно творчество. «Свобода действий раскрепощает фантазию, - пишет Джулия, -  когда дети предоставлены сами себе, они способны совершить чудо практически на пустом месте».

Джулия предостерегает родителей спасать детей от скуки. Скука для Джулии – некий зов творчества. Когда ребенку неинтересно, когда ему нечем заняться, образуется то самое ничего, из которого может родиться что-то. Если родитель до этого не решит «проблему» ребенка, подкинув ему очередное занятие.

Чтобы помогать детям наращивать богатую почву для фантазии и воображения, Джулия предлагает «выключить всё, что можно» (любые гаджеты и экраны) и уделить больше внимания контакту с природой: флорой и фауной. А также поддерживать ребенка в том, чтобы он пробовал все подряд: «Детям нравится пробовать все виды творчества. Вчера они рисовали, сегодня уже лепят из пластилина, а завтра будут петь и ставить спектакли». По мнению Джулии, важно, чтобы ребенок знал, что существует много разных способов проявить себя, много разных форм искусства, а следовательно – много возможностей, множество вариантов.

Джулия Кэмерон очень занятно подходит к образу художника как такового. Она пишет о мифах, сформированных в наших головах вокруг этого слова. Кто такой художник? Кто-то бедный, или странный, или несчастный, или ненормальный, или эгоистичный, или какой-то еще. Интересно, что, не задумываясь над этим, мы пытаемся поддержать в детях творческое начало. Но пока мы относимся к художникам именно так, хотим ли мы на самом деле, чтобы наши дети были художниками?

Другой опасный миф о творчестве, по мнению Джулии, заключается в том, что в нем можно не разбираться: «Когда мы говорим детям, что мы ничего не понимаем в творчестве, ребенок приходит к неверному выводу, он решает, что можно быть и «нетворческим человеком». Это в корне неправильно: творческое начало есть в каждом из нас от рождения, каждый человек внутри себя художник».

Творчеству, с точки зрении Джулии, мешает также перфекционизм. Начиная стремиться к совершенству, мы заражаем этим ребенка, и вот он уже бесконечно что-то стирает и правит, исправляет и улучшает. В то время как истинный художник творит непринужденно, спонтанно – он счастлив в этот момент и не обращает внимания на ошибки, так как цель его – не быть совершенным, а что-то сказать миру. Пусть даже с ошибками.   

Джулия Кэмерон советует быть осторожнее с критикой и оценкой. И со всем тем, что может способствовать соперничеству и соревновательности. «Я не устаю повторять: соревнования – сильнейший тормоз для творчества», - пишет Джулия.  

И еще одна важная, очень ценная рекомендация для родителей от Джулии – не забывать о себе. Выгуливать себя время от времени в тех местах, которые интересны именно вам – без детей. Для того, чтобы не быть в изоляции, для того, чтобы встречаться и контактировать с чем-то новым, для того, чтобы отдыхать, для того, чтобы быть открытым миру, для того, чтобы узнавать и учиться, для того, чтобы иметь круг близких по духу людей. Всё это то, что обеспечивает творческому ребенку самое ценное – творческого родителя. 

Развернуть статью  ↑  ↓

Мои первые игрушки

Сегодня редкая мамочка не одержима «развивающими» игрушками. Они, как правило, очень красочны, пищат-трещат, поют на разные голоса, чем и привлекают внимание родителей в магазине. Однако это ли нужно годовалому ребенку? Часто малыши не так увлеченно играют ими, как хотелось бы мамам и как утверждают производители. Их больше занимают более простые игрушки – кубики, мячики, пирамидки, а порой и просто шуршащие пакеты и пузырьки из-под духов.

Светлана Гребенникова

Пирамидки

7763

В арсенале каждого ребенка до года должна быть пирамидка. Даже несколько видов пирамидок: большие и маленькие, разной формы и из разных материалов. Начинать нужно с пирамидки из 4-5 колец, к двум годам увеличить их число до 7-10. Эта простая игрушка позволяет развить у ребенка координацию движений, а также познакомиться с пространственным понятием «размер». Сам он, конечно, не сможет понять, как играть в нее, поэтому маме необходимо будет первое время управлять рукой крохи, показывая ему алгоритм действий. Постепенно малыш научится класть кольца одно на другое, потом снимать нанизанные мамой на стержень кольца, потом – и самостоятельно надевать. Методом проб и ошибок, под контролем родителей, малыш научится правильно собирать пирамидку, двигаясь от большего кольца в ее основании к самому маленькому на верхушке.

Татьяна Смирнова, мама пятерых детей:

- Мои дети не особо играли в «общепринятые» для их возраста игрушки. Помню, я и пирамидки давала им собирать, и кубики, но они не сильно ими интересовались. Но каждый ребенок индивидуален, поэтому то, что у одного не вызывает интереса, спокойно может нравиться другому. Вообще, как я заметила, дети больше любят играть вовсе не с игрушками, а, например, с маминой косметикой.

Сортеры

7764

Кажется, в нашем детстве не было такого понятия, как сортеры. Однако это очень интересная игрушка, состоящая из корпуса с отверстиями и набора формочек. Смысл игры в том, чтобы в определенной формы отверстие вставить такой же формы фигурку, то есть «отсортировать». Корпус сортера может быть любой формы – ведерко, корзинка, домик, кубик, машина или какое-либо животное. Некоторые сортеры снабжены звуковыми эффектами, и если малыш правильно поместил формочку в отверстие, звучат аплодисменты или победная музыка. Неправильные действия вызывают не особо приятные звуки, за счет чего ребенок также знакомится  с понятием «размер» и «форма».

Пазлы

7765

Годовалому ребенку интересно также собирать простые пазлы, состоящие из 3-4 деталей. Лучше выбирать пазлы-вкладыши с животными, растениями и т.д., которые малыш уже хорошо знает. Обычно такие игрушки делаются из дерева, поэтому они не только экологичны, но и долговечны. Продаются также коврики-пазлы, которые можно собирать с мамой и уже играть, сидя на нем.

Алиса Белозерова, мама четверых детей:

- Первые игрушки, не считая погремушек, у нас появились, наверное, с 5-6 месяцев. Только они почему-то быстро ребёнку надоедают. Намного интереснее шуршать пакетом или играть мамиными кастрюлями. С первым ребёнком я покупала в развивающих магазинах все, что можно, опережая его возраст. Он в 1,5 года выучил алфавит, много чего знал. Хотя я не думаю, что это сейчас сильно отличает его от сверстников, и других моих детей я бы не назвала менее развитыми. С дочкой я уже не заморачивалась, какие были игрушки, такие и давали. Средний же ребёнок у меня вообще не играл в игрушки, а только в кухонные принадлежности, которые сам доставал из нижних шкафов.

Мячи

7766

Еще одна простая как пять копеек и очень занимательная игрушка – мячик. У годовалого ребенка их должно быть много: тряпичные для дома, резиновые для улицы, надувные – для пляжа… Не все малыши в этом возрасте способны поймать брошенный им мяч, не то, что играть в «выбивалы» и другие популярные игры с мячом. Но они умеют и им интересно бросать и поднимать его. Это у них просто отлично получается! Можно показать ребенку, как пинать мячик, и рассказать про футбол, который любит смотреть папа. Футболять учить удобнее будет на пляжном надувном мяче или большом резиновом. По такому проще попасть – это раз, и он легкий, так что малыш не отобьет себе ногу – это два.

Обучающие коврики

7767

Популярная современная игрушка для детей до года – обучающий коврик или обучающая панель. Иногда такие игрушки похожи на синтезатор, иногда на книжку. Некоторые из них можно повесить на стену, а по некоторым и ходить даже можно. Но принцип один – ребенок нажимает на изображение, игрушка же издает соответствующий ему звук. Если ребенок попал на киску – она мяукает, если на собачку – гавкает. Такие «обучающие пособия» знакомят детей с голосами животных и птиц, транспортных средств и музыкальных инструментов.

Екатерина Курицына, мама Жени (1 год 8 мес.)

- До года мы пробовали разные игрушки: кубики, пищалки, музыкальные коврики. То, что можно потрогать, пощупать, послушать. Кубики и мелкие игрушки улучшают мелкую моторику – пальчики развивают. Ребенка нужно стимулировать все хватать, брать, покрутить, полистать… Конечно, все индивидуально, кому-то из детей больше музыкальные игрушки нравятся, кому-то – что-то тихо собирать. Нам очень нравилась книга, с помощью которой можно изучать названия животных и звуки, которые они издают. В год с небольшим она у меня начала уже буквы учить. Купили столик, где нарисованы животные и первые буквы к ним. И вот она показывала на животных, а я называла, кто это, и букву. Она же повторяла за мной и произносила звуки, которые издаёт животное. А вот пирамидку я начала давать ей в год, но она ее совсем не заинтересовала.

Каталки

7769

Многим детям в этом возрасте интересны каталки. Это и машинка или улитка на длинной палочке, и более крупный «двигательный объект», представляющий собой нечто вроде красочной тележки. Иногда «транспортное средство» оснащено музыкальными эффектами, сортером и разными кнопочками. Благодаря такой каталке учащийся ходить ребенок начинает безбоязненно толкать ее впереди себя. Благодаря ощущению опоры, малыш двигается быстро и уверенно.

Ведерко и совок

На улице ребенку тоже нужны игрушки. Увлекательным и полезным занятием можно назвать игру в песочнице, для которой ребенку нужны ведерко и совок. Продаются различные наборы для песка, с различными формочками, лопаточками, сеялками, граблями. Не у каждого годовалого малыша получается самостоятельно делать куличики, но они с восторгом наблюдают, как их делают родители, и с не меньшим воодушевлением разрушают их лопаткой. Чтобы ребенок развивался, учите его не только разрушать, но и созидать: копать, наполнять ведерочки песком, стучать совком по перевернутому ведру, чтобы выскочил куличик и т.д.

Игрушки для ванной

7770

Купание для малышей не только поддержание гигиены тела, но в первую очередь игра и познавание мира. Этому должны способствовать многочисленные водные игрушки. Пищащие утята, морские обитатели на присосках, кораблики… Главное, игрушки должны звучать, но не громко и резко, чтобы не напугать малыша. В ванной можно также пускать мыльные пузыри, рисовать на плитке специальными смывающимися красками, петь песни и многое другое. Если у мамы работает фантазия, то любой ковшик или губка может стать прекрасной игрушкой.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА:

Елена Букина, детский психолог:

- Во сколько ребенка знакомить с той или иной игрушкой мама должна решить сама, интуитивно. Нет четкой даты, времени, когда ваш малыш совершенно точно возьмет игрушку и начнет играть. Месяцев с трех малыши становятся активнее, и любознательность их растет с каждым днем. Показывайте ему игрушки, играйте сами с ним, демонстрируйте разные варианты игр с одной и той же игрушкой – и вскоре малыш будет повторять ваши действия. Самые важные игрушки после погремушки - это пирамидка, юла, колечки, стаканчики, мячик, дальше – сортеры, матрешки, шнуровки. При покупке игрушек важно помнить о том, что выбирая мигающую игрушку, со звуковым эффектом, с мелодиями, мы дома сможем занять ненадолго ребенка. Но эта активная игрушка будет «делать» ребенка пассивным. Кроме того, ему вскоре надоест просто нажимать на кнопочки и получать готовый результат, причем один и тот же. И наоборот, играя в простые игрушки, у ребенка будет развиваться фантазия, воображение. Он начнет придумывать свои сюжеты, проигрывать сказки, играть в сюжетно-ролевые игры.

Конечно же, качество игрушки должно быть экологически безупречным, так как ребенок тянет все в рот. Мне очень нравятся деревянные игрушки, резиновые и хорошие пластиковые. Есть отличный испанский магазин Imaginarium. К слову, игрушки от моего первого ребенка по наследству перешли к третьему и выглядят как новые.

Развернуть статью  ↑  ↓

Как выбрать стульчик для кормления

Прошло полгода, ваш малыш подрос, проявляет интерес к «взрослой» еде, значит, самое время начинать прикорм. Вы покупаете кашки и пюрешки, но этого мало. Для удобства процесса вам еще нужен стульчик для кормления. Не все стульчики одинаково удобны и практичны. Какой выбрать и на что обратить внимание при покупке, читайте в нашем обзоре.

Светлана Гребенникова

По конструктивным особенностям все модели стульчиков для кормления делятся на: классические высокие стулья из пластика, деревянные стулья-трансформеры, стулья-бустеры, крепящиеся к спинке обычного стула, и подвесные модели, прикручивающиеся к крышке стола. Наиболее популярными у нас стали классические пластиковые стулья. Чуть меньше деревянные аналоги, раскладывающиеся на парту и стул. Поэтому и будем рассматривать эти два варианта.

ДЕРЕВО vs ПЛАСТИК

7762

Борцы за экологичность всего, что имеет отношение к дому и детям, конечно же, выберут деревянные стульчики для кормления. Они удобны, в силу того, что могут раскладываться и превращаться в отдельно парту и стул. Это как ни что другое актуально для подросшего ребенка 3-5 лет. Минус лишь в том, что он в таком виде занимает гораздо больше места и не подходит для маленькой кухни. Во всем другом он повторяет пластиковые модели: так же почти у всех недешевых стульев есть съемная столешница и ремни безопасности. У бюджетных он один, поясной. Есть регулировка наклона спинки, как у хорошей коляски-трости: сидя, полусидя, полулежа. Еще несколько плюсов такого предмета детской мебели – это простота, высокая прочность дерева и качественная металлическая фурнитура. Некоторые производители заявляют, что их стул выдерживает до 200 кг.

Выбирая из деревянных, стоит так же, как и в пластике, обращать внимание на наличие необходимых для удобства ребенка деталей. Например, текстильная обивка – чтобы спинка не потела, обязательная подножка – чтоб ножкам было на что опираться.

Стоимость деревянных стульчиков варьируется от 1500 до 4900 рублей. В Самаре их можно купить в таких магазинах, как «Маленький принц», Richfamilyили в Интернет-магазинах.

1000 и 1 МОДЕЛЬ

Люкс:

Brevi. B. Fun

7755

Эту модель можно купить в ряде самарских магазинов, например, в «Дочки-Сыночки». Она не из дешевых, средний ценник – 10900-13200 рублей. Зато это изделие три-в-одном: стульчик для кормления, шезлонг и игровая зона. За счет того, что модель трансформируется в шезлонг, использовать ее можно с 0+ лет. В ней ребенок может спать как в кроватке или бодрствовать, играя лежа в игрушки. Колыбелька оснащена хлопковой основной, за счет чего малышу уютно и комфортно в ней по всем статьям.

Чтобы не заскучать, на стульчики предусмотрена навесная дуга с висящими на ней игрушками и музыкальной «шкатулкой». После полугода ребенка можно в него высаживать, закрепляя ремнями безопасности, и, придвинув к общему столу, использовать стульчик как обычный стул.

К достоинствам стульев Brevi. B. Fun можно отнести наличие двойного съемного подноса с выемками для двух стаканов, сидение, меняющее 4 положения, удобные колеса на ножках, пятиточечный регулирующийся ремень. Чехол на стульчик не съемный, однако, он выполнен из искусственной кожи, так что легко моется При этом стул очень компактный и поместится в любом помещении.

Happy Baby William

7756

Как и предыдущая модель, Happy Baby William – стульчик-трансформер. Что касается характеристик, то они напоминают Brevi, с одним лишь отличием – в цене они раза в 2 дешевле. В интернет-магазинах стоят в пределах 7000-8000 рублей. Интересно, что производитель, несмотря на возможность раскладывания стула в колыбель, ставит допустимый возраст ребенка – 6 месяцев. Хотя к стулу прилагается в комплекте теплый матрасик, чтобы мягче было спать, который легко стирается.

Кстати обивка стула – тоже из мягкой искусственной кожи, а потому легко моется. Столешница съемная, оснащена подстаканником, и, как и имеющийся в комплекте поднос для игрушек, легко демонтируется. Высота сидения регулируется – 5 различных позиций. Важно отметить, что колеса на ножках стула оснащены стопором для предотвращения незапланированного движения. Это удобно и безопасно, если ребенок начинает раскачивать стул, желая сдвинуть его с места.

Peg Perego Tatamia

7758

Еще одна люксовая модель, популярная среди мам, Peg Perego Tatamia. В магазинах цена на нее варьируется от 15000 до 20000 рублей. В этом стульчики, можно сказать, проходит все детство малыша. сначала он лежит в нем как в кроватке, потом качается в нем как на качелях или использует как шезлонг. И конечно же, по назначению. Стульчик раскладывается горизонтально (4 уровня) и имеет регулирующуюся высоту сидения – 9 уровней.

Весит он немало – 14 кг, зато благодаря платформе на колесиках легко перемещается по всей квартире. В нем можно не только кормить и укладывать ребенка спать, но и использовать как игровую зону, в то же время, не уходя с маминых глаз.

Если говорить о дизайне, то он на высоте. Обивка сидения – из эко-кожи, предусмотрены крепления для игрушек, между ног малыша - пластиковый разделитель, чтобы прочно зафиксировать ребенка и не дать ему выпасть. Колесики имеют стопоры, которые не дают стулу скатиться даже стоя под уклоном на неровной поверхности. Тем не менее, какой бы надежной ни была конструкция, помните, что ребенка в нем нельзя оставлять без присмотра.

Бюджетно:

Selby

7759

Самый простой и компактный. Удобен как для мамы, так и для ребенка стульчик Selby. Он как нельзя кстати там, где мало места на кухне. Однако минус его – в отсутствии колес на высоких ножках, поэтому покупая его, имейте в виду, что он будет стоять «стационарно». К счастью, он не громоздкий, весит всего 6 кг, и сдвинуть его с места все-таки реально даже с младенцем на руках.

К достоинствам этой недорогой модели (всего 1800-2500 рублей – «Дочки-Сыночки», «Детка»), стоит отнести «правильные» пятиточечные ремни безопасности и наличие подножки. Ведь очень важно то, насколько безопасна вся конструкция для малыша.

Лаконичная модель, ничего лишнего. Возможно, это и не нужно: ни съемный поднос, ни съемный столик, главное, чтобы стул был практичным и комфортабельным. Яркая расцветка – синий, зеленый, оранжевый, фиолетовый - очень нравится детям. Чехол на сидение выполнен из моющегося материала. А пластик, используемый в изделии нетоксичен.

Мишутка

7760

Детский стул для кормления «Мишутка» или TeddyBear– считается лучшей российской разработкой. Это стул 2 в 1 – спинка раскладывается в трех положениях, столешница – также регулируемая по типу дальше-ближе от 1 до 3 уровней удаленности. При желании ее можно снять, что позволяет использовать стульчик стационарно, подставляя к взрослому столу. Столешница лаконичная, с обязательным углублением под бутылочку.

Все материалы легко моющиеся. Сидение стула имеет пятиточечные ремни, как и дорогие зарубежные модели, а также съемную перемычку между ног против соскальзывания. Сидение само эргономичное, мягкое, имеет съемный моющийся чехол из ПВХ, подножка стула регулируется по высоте в пяти положениях. Огромный плюс – большая вместительная корзинка под сидением. В нее можно положить любимые игрушки ребенка и книжки, которые мама читаем ему во время кормления. Стул легко складывается «книжкой», в разложенном же состоянии благодаря большому разлету между ножками является очень устойчивым, не скользит, не шатается.

Стоимость мишуток в зависимости от модели варьируется от 2800 до 5500 рублей. Хорошая цена и компактность стула делают его лидером среди подобных товаров.

Chicсo Poly

7761

Детские товары марки Chicсo особенно любимы среди мамочек. Стульчики для кормления в их числе. Они имеют эргономичное сиденье, чехол из непромокаемой ткани, который легко мыть, яркие расцветки, позволяющие подобрать что-то гармонирующее с интерьером кухни. Стоят они не много, ни мало – в пределах 6000-6500 рублей можно купить вполне приличное изделие.

Ну а далее все, как вы уже знаете: обязательные ремни безопасности с пятью точками крепления, 6 положений регулировки стула по высоте как приятный бонус, непременно подставка для ног, чтоб обеспечения формирования правильной осанки, съемный поднос и два небольших колесика со стопперами. Компактный стул, удобный и безопасный во всех отношениях!


В заключении хочу сказать, что выбирая ту или иную модель мы, конечно, надеемся, что она прослужит нам долго по назначению. Если вы твердо решили приобрести стильный, удобный стульчик, позаботьтесь о том, чтобы модель была не только красива, но и надежна и практична.

Развернуть статью  ↑  ↓

О подходе Марины Озеровой

На прошлой неделе я рассказывала вам о подходе Вайолет Оклендер , сегодня хочу рассказать, как на творчество смотрит Марина Озерова. Это психолог и мама.. С 17 лет Марина преподает в детских творческих кружках, замечает некоторые интересные вещи и делится ими со своими читателями. Марина пишет преимущественно о рисовании, ее книга так и называется: «О детском рисовании», и в ней автор излагает свой взгляд на данный способ ребенка творить.

Детское рисование по Марине Озеровой – это способ самовыражения, не имеющий отношения к следованию шаблонам. Соответственно, учить рисовать важно не столько детей, сколько их родителей. И главное, чему нужно родителям научиться – не обращать внимания на мифы, связанные с тем, каким должен быть творческий процесс (и его результат).  

Марина обращает внимание родителей на собственный страх ошибиться, на свое личное представление о рисовании. Если родитель считает, что не умеет рисовать, что у него не получится, то значит он допускает, что рисовать действительно нужно уметь, что есть некие стандарты, шаблоны, опираясь на которые и можно оценить, получается у меня или нет. И, конечно, хотят родители или нет, они транслируют это своим детям, и вот уже дети заявляют, что рисовать они не умеют, и что у них вряд ли получится.

Рисование, с точки зрения Марины, очень полезно для психики ребенка. Оно развивает речь, восприятие, воображение, мышление, моторику, память. Воспроизведение загадочных каракулей – вовсе не праздный процесс, которым занимается ребенок от лени и скуки. Такая деятельность ничем не уступает (а то и превосходит) решению интеллектуальных, логических задачек.   

Марина изучает историю отношения общества к детскому рисунку – то, как менялись взгляды и теории психологов, философов, культурологов на детское творчество, на вкладываемые в него идеи, чувства и смыслы. Марина отмечает появления направлений, имеющих много сходства с детской манерой воспроизводить неправдоподобные изображения: кубизм, импрессионизм, сюрреализм и т.д. 

Рисунок ребенка действительно не похож на реальность, но это последнее, что должно беспокоить родителей, поскольку правдоподобность – это критерий лишь одной из стадий развития детского творчества, наступающей тогда, когда прожиты предыдущие стадии, на которых ребенок изображает скорее свое представление о предметах, нежели сами предметы. А то, каким образом ребенок представляет себе данный предмет, напрямую связано с его возрастными возможностями и ограничениями, то есть с тем, как развиты сейчас его зрительное восприятие и другие психические процессы.

Марина подчеркивает также высокую важность для рисования иных каналов восприятия, кроме зрительного: «Чтобы получить представление о предмете, малышу необходима разнообразная информация, чувственное познание». То есть малышу нужно потрогать предмет, понюхать, послушать, облизать его и т.д. Узнать, например, что объект трехмерный можно, только обойдя его с разных сторон. А что он гладкий – проведя по нему ладошкой. В этом смысле, сидение перед экраном телевизора обедняет восприятие ребенка, значительно ограничивает его в способах познавать мир. 

Что касается критики и похвалы, Марина не советует увлекаться ни тем, ни другим, рекомендуя вместо этого проявить внимание: «Можно попросить ребенка рассказать о рисунке, еще лучше – задавать вопросы во время рисования, интересоваться, какие детали на картинке что изображают, какой цвет использовал автор, какие оттенки смешивал, каким способом рисовал». Еще один чудесный способ участия, предложенный автором – устраивать выставки детских работ, развешивая их по квартире, а также – дарить произведения юных художников соседям, друзьям, бабушкам. Так вы убиваете двух зайцев: избавляетесь от части рисунков (все их хранить, конечно, физически невозможно), не раня чувства ребенка, а даже наоборот – демонстрируете, как ценно его творение, оно может являться полноценным подарком. 

Есть несколько вещей, которые меня смущают в книге Марины Озеровой. Это, во-первых, предложенные ею темы для рисования – сам факт их наличия. Зачем? Почему? На мой взгляд, это противоречит самой идее свободного творчества, которого вроде бы придерживается автор. Если рисунок – это «рассказ о переживаниях», «передача своего состояния», как называет его Марина, то художнику не нужно предлагать тем. Может быть, я преувеличиваю, но лично меня все эти «А давай сейчас нарисуем семью!» или «Изобразишь дерево?» отсылают прямиком к советским урокам живописи, где ребенок сейчас же попадает в систему оценок и ожиданий, и где инициатива принадлежит уже не ему самому.

А, во-вторых, конечно – желание Марины интерпретировать детский рисунок (и даже описанные способы, как это делать). Я категорически против интерпретаций рисунков.

Тем не менее, многое, из того, о чем пишет Марина, является для меня близким, понятным, родным. Как, например, совет «отказаться от идеи получить стандартный результат (то есть нарисовать узнаваемый правдоподобный образ)». Марина полагает, что родителю следует поддерживать способность ребенка фантазировать, воображать, не обращая внимания на отсутствие сходства реальности с рисунком, с выдуманном образом, представленным в нем. Важно помнить, что эта непохожесть – лишь особенность возраста (важная, нужная, которую нежелательно перескакивать). Хотя, с другой стороны, мы все знаем имена художников, которые, и став взрослыми, к правдоподобности не стремились, и именно этим сказали свое весомое слово в искусстве. 

Развернуть статью  ↑  ↓

О подходе Вайолет Оклендер

Возможно, вы слышали о Вайолет Оклендер. Или даже читали ее книги. Если нет – сейчас расскажу, а если уже знакомы, то вам тем более будет интересно, не проходите мимо. Вайолет Оклендер – гештальт-терапевт, разработавший свой уникальный подход к работе с детьми, который получил всемирное признание. Вайолет написала две книги: «Окна в мир ребенка» и «Скрытые сокровища», но, помимо книг, Вайолет передает свой опыт, лично обучая психологов и психотерапевтов. Одной из таких учениц Вайолет является Линн Стадлер, а у Линн, в свою очередь, училась Лариса Пяткина, которая и стала для меня открывателем «сокровищ» и «окон». Лариса помогает мне составлять и реализовывать обучающую программу для детских психологов, через Ларису я пытаюсь понять, как устроен подход Вайолет. То, что я знаю о нем, бесконечно мне импонирует и подходит.

Вайолет Оклендер с большим уважением относится к детскому творчеству. На самом деле, работа с ребенком в русле данного подхода – и есть один непрекращающийся творческий процесс. Лепка из глины, теста и пластилина, игра на музыкальных инструментах и пение, сочинение стихов, сказок, рассказов, театральные постановки, танцы, изготовление поделок из дерева, рисование руками и ногами при помощи всевозможных материалов. Вообще говоря, Вайолет – мастер разглядеть творческий реквизит в тех предметах, которые вряд ли для этого предназначены изначально. Вот, к примеру, что она предлагает использовать для изготовления коллажа: «пряжа, бечевка, пуговицы, алюминиевая фольга, сетка от комаров, пакеты из-под сока, формочки для хранения яиц, пластиковые пакеты, пробки от бутылок, скорлупа, листья, ленты, зерна всех сортов, лапша и макароны, обрезки дерева, галька, пробки, любые легкие предметы, которые можно прикрепить, приклеить, привязать каким-либо образом к плоской поверхности». Прекрасно, не правда ли? Не спешите выкидывать формы для хранения яиц – они пригодятся вам для лечения неврозов ваших детей при помощи творчества.

Творчество для Вайолет – это игра. Возможность проводить время вместе: иногда весело, иногда – не очень. Это возможность побыть с ребенком, дать ему своё время, любовь, тепло, заботу, внимание. Такой процесс не может быть ориентированным на результат, на получаемый на выходе продукт. Вайолет не оценивает, не критикует, не рассказывает, как нужно.

Вайолет видит творчество как способ ребенка самовыразиться: проявить вовне то, что хранится внутри. Но Вайолет не интерпретирует предъявляемое. Гештальт-подход – не о том, чтобы искать в рисунке ребенка признаки агрессии, стеснительности и чего-либо ещё. Гештальт-терапевт не анализирует и не выдумывает, он спрашивает. Сложно, конечно, всерьез спросить ребенка о том, что означает его рисунок (то есть спросить, разумеется можно, но сомневаюсь, что ребенок ответит), зато с ребенком можно играть – и в этой игре обнаружить ответы даже на те вопросы, которые вам не пришло бы в голову даже задать. Так, если я вижу чудище из пластилина, я не спешу делать выводы (да и зачем мне они?). Я предлагаю создателю чудища поиграть в него, побыть им, я интересуюсь, что оно ест, как живет, с кем дружит, что творится у него на душе.

Вайолет серьезно относится к детской фантазии. Фантазии ребенка для Вайолет – способ справиться с трудностью пребывания в реальности, где порой присутствует много сложностей. Для нас эти фантазии не имеют ничего общего с действительностью, но для ребенка они абсолютно реальны и составляют довольно весомую часть мира, в котором он живет прямо сейчас. А, соответственно, рождают абсолютно настоящие, невымышленные чувства, эмоции (страх «несуществующей» Бабы Яги, тоска по «воображаемому» другу и т.д.). Если мы не учитываем этого, отмахиваясь от «глупых детских выдумок», то, во-первых, оставляем ребенка наедине с его переживаниями, а во-вторых, отгораживаемся от него, теряем возможность по-настоящему узнать его и понять, познакомиться с его желаниями, мыслями, чувствами. 

Вайолет Оклендер утверждает важность чувств ребенка вообще и в процессе творчества в частности. Важно не то, каким получается продукт, а то, что ощущает ребенок в процессе. Мы творим не для того, чтобы создать результат, а для того, чтобы жить, чувствовать, переживать, быть вместе. Приятно, конечно, что в итоге порой рождается нечто прекрасное, но это не главное.

Жить в процессе – это в прямом смысле видеть, слышать, осязать, чувствовать. Задумайтесь, как часто мы не ощущаем под собой поверхности стула, озадаченные своими «серьезными» мыслями. Прямо сейчас, читая эти строки, замечаете ли вы шум из окна? Знаете, как пахнет карандаш, который держите в руках? Когда вы в последний раз разглядывали пупырышки порезанного в салат огурца? Это кажется забавным и даже лишним, но если вам сложно даже это, то как научиться уделяться внимание своим чувствам? Боли, грусти, обиде, раздражению, радости, тревоге, зависти, благодарности и многим другим.

Работать в русле подхода Вайолет Оклендер – это обращать внимание ребенка на запахи, звуки, тактильные ощущения. Изучать их, исследовать. Осязать пластилин с закрытыми глазами, внимательно  разглядывать и сравнивать цвета акварели, пытаться поймать различия между звуками маракасов, узнавать, как пахнут шерсть или хлопок. Это открыть глаза (а также нос, уши, язык и кожу) на мир и на то, что в нем происходит: прямо сейчас, прямо со мной, прямо когда я творю. 

Творчество по Вайолет – это путешествие, это опыт, эксперимент. Попробовать выразить себя без слов, при помощи музыки, объяснить невербально то, что словами не получается. Сыграть злого хищного дракона в театральной постановке, если обычно мне больше свойственно вести себя скромно и тихо. Взять в руки кисть, которую никогда не держал. Разглядеть в коробке от сока материал для коллажа. 

Вайолет не боится грязи, и, если страх испачкаться стоит на пути к свободе, Вайолет предпочитает испачкаться. Она предлагает детям смело мазаться, возиться в глине и красках пальцами рук и ног. Но Вайолет бережна, она не уговаривает детей делать то, что им ново, страшно, неясно или просто не по душе: «Я буду работать с таким ребенком медленно, осторожно предлагая ему глину снова, после того как он вначале встретил ее сопротивлением. Такой ребенок часто так же легко приходит в восторг, как и испытывает неприязнь, и затем осторожно начинает включаться в работу с глиной». Так же терпелива Вайолет и к тем, кто «не умеет рисовать». В этом случае она не предлагает рисовать нечто конкретное: «Я прошу детей создать свой собственный мир на бумаге, используя для этого разные формы, прямые и кривые линии, цвета, но не изображая ничего реального. Я говорю: «Закройте глаза и войдите в свое собственное пространство. Всмотритесь в свой мир. На что он вам кажется похожим? Как бы вы изобразили свой мир на бумаге, используя для этого только линии (прямые и кривые) и формы? Подумайте о цвете в вашем мире. Сколько места займет ваше изображение на бумаге? Где на картинке вы расположите себя?».

Для Вайолет важно, что выбирает ребенок, что рождает в нем радость, возбуждение, интерес. Она доверяет чувствам детей, понимая, что каким-то образом они отлично знают, что на самом деле им нужно. Вайолет противится идее «ненужного баловства»  приятными переживаниями: «В школе поддерживалась идея о том, что если дети получают удовольствие от чего-либо, то это нужно держать от них подальше и использовать в качестве побудительного мотива, который заставляет делать что-либо лучше или быть лучше. От утверждений такого рода мои волосы вставали дыбом».

Вайолет много внимания уделяет тому, чтобы ребенок верил в себя, знал, что он – хороший, важный, нужный, способный, умеющий. Она считает, что развитие контактных функций (то есть способностей слышать, видеть и осязать) в совокупности с крепким знанием «Я – хороший» сами по себе способствуют исцелению. Любой ребенок является отличным специалистом в каком-либо из вопросов, касающихся творчества (подбор цвета для раскрашивания, продевание нитки в бусину, имитация рычания льва и т.д.), важно только заметить, в чем именно, и не забыть сделать это заметным и для ребенка. 

Но помогать замечать собственную «хорошесть» - не означает хвалить. Вайолет общается с ребенка на равных, не сверху вниз. Она не оценивает, не учит, не наставляет, не назидает. Она играет, творит.

Творчество по Вайолет – это диалог. Что бы мы ни делали с тобой (лепим мы или танцуем), важно, прежде всего, то, что есть ты, я и нечто, происходящее между нами. Я вижу тебя, я принимаю тебя, я здесь для тебя, ты можешь заметить меня, я готова быть с тобой, если ты этого хочешь.

Эта позиция – основа подхода, а всё остальное – бесконечные творческие игры и упражнения, описанные Вайолет в ее книгах – прекрасное дополнение. Уникальны эти техники еще и тем, что применимы не только психологами в их кабинетах, но и в детских садах, школах, на творческих и развивающих занятиях, в оздоровительных лагерях, на всевозможных семейных фестивалях и праздниках и, конечно, прямо у вас дома.

Развернуть статью  ↑  ↓

Воспитать Смелость

«Не бойся, ты же мужик!» - приходилось такое слышать? Мне – да. На детских площадках. От отцов, которые желают воспитать смельчаков. Только воспитывается при этом не смелость.

Думаю, трудность в том, что в понимании многих родителей смелость – это когда не страшно. Когда страха не чувствуешь. То есть засунуть свои чувства в себя же поглубже и идти напролом, потеряв с собой связь. А если не потерял – тогда ведь страшно (значит - ты не мужик).

На самом деле смелость, конечно, это не отсутствие страха. Смелость – это когда страшно, но делаю. Сами посудите: если я делаю то, что для меня не представляет опасности, то какая же это смелость? Это так, просто поступок. При этом, если я действительно стою перед лицом опасности, но чувство страха у меня уже настолько атрофировано (ведь я же мужик), что я ничего не боюсь – то это безрассудство или глупость, это тоже не смелость. Вот если мне страшно, но я все равно приближаюсь к опасности, я – смельчак.

То есть смелость – это возможность выдерживать свой страх и действовать одновременно. Это способность сказать себе: «Да, я боюсь сейчас» и продолжать. Естественно, развитию такого таланта не способствует предложение «не бояться» и «быть мужиком», а способствует вот что:

1)  Легализация чувств

Ты боишься. Тебе страшно. Это нормально. Я с тобой. Мне тоже иногда бывает страшно. Я тоже боялся, когда был маленьким.

У ребенка не должно быть запрета на то, чтобы испытывать то, что он испытывает.

2)  Создание безопасного пространства для их проживания

Иди ко мне, я обниму тебя.

У ребенка должно быть время и место для того, чтобы побояться. И ему нужна поддержка в этот момент. Потому что он маленький. Ему нужна защита, а иногда – помощь.

3)  Возможность выбора

Ты можешь не лезть на эту горку, если тебе страшно. Мы можем пойти по другой стороне улицы, если ты очень боишься собак.

Ребенок должен ощущать своё право решить, как быть дальше, учитывая новые чувства. Пойти назад, пойти вперед или остановиться, дав себе время. Все решения допустимы, все - абсолютно нормальные.

4)  Вера родителя

Я в тебя верю. Я уверен, что у тебя получится. Это действительно страшно и нелегко, но я убежден, что ты справишься.

Ребенок должен иметь то, чем заручиться, чтобы продолжать действовать, несмотря на страх. Это «что-то» - вера. Сначала в малыша верит родитель, потом он сам верит в себя. Это и позволяет идти вперед, не отключая страха, сохраняя контакт с собой.

5)  Опыт

Да, ты можешь залезть на это дерево. Да, конечно, прыгай на этом батуте. Качайся так высоко, как захочешь. Смотри, как здорово у тебя получается. Ты отлично отталкиваешься. Ты очень ловок, когда это делаешь.

Ребенок должен пробовать. Для того, чтобы познавать свои возможности и ограничения. Для того, чтобы учиться новому. Для того, чтобы развивать навыки. Никто еще не сделал сальто с первого раза. 

А еще мне очень важно добавить, что смелость - это качество, которое одинаково пригодится в жизни и мальчикам, и девочкам. В Интернете есть много советов о том, "как воспитать смелого пацана", но умение идти вперед, удерживая свой страх (не преодолевая, а удерживая!) - это то, что нужно нам всем, не только мужчинам.   


Развернуть статью  ↑  ↓

63pokupki
сотрудничество
Загрузка...
▲ Наверх